картинка для прелоада картинка для прелоада картинка для прелоада картинка для прелоада картинка для прелоада картинка для прелоада картинка для прелоада картинка для прелоада картинка для прелоада картинка для прелоада картинка для прелоада картинка для прелоада картинка для прелоада
ПОДПИШИТЕСЬ
НА ОБНОВЛЕНИЯ
БЬЮТИ
ПУТЕШЕСТВИЯ
ЛИЧНЫЙ БЛОГ

Детство: от 3 до 6

Ведутся работы!

Уважаемые посетители! Мой сайт находится в процессе эпохальной смены дизайна, поэтому прошу прощения за некоторые неудобства, которые вы можете наблюдать в некоторых постах. Скоро все исправлю. Спасибо за понимание! 8)

Детство: от 3 до 6

Когда мне было 3 года мы переехали в другую коммунальную квартиру по адресу Мопра 5 квартира 11.

Нашими соседями были две старушки Геля и Вика и великовозрастный сын одной из них Игорь.

Этот адрес я выучила наизусть, чтобы в случае, если я потеряюсь, сообщить его дяденьке милиционеру.  Потенциальным злым дяденькам, предлагавшим конфетки детям, чтобы их потом украсть,  я должна была строго сказать, что сообщу в милицию, а еще лучше сразу громко вопить «милиция», чтобы они испугались и убежали.

Наше окно третье по счету на третьем этаже.

 

 

 

 

 

 

Этот дом на улице Мопра практически не изменился, хотя прошло очень много и много лет. Даже его цвет остается неизменным. Даже лавочка стоит на том же самом месте.

Сейчас здесь сделали непонятную пристройку между 5 и 3-им домами, в которой располагается банк. На мой взгляд она выглядит как уродливый аппендикс, поэтому я его не покажу. В знак протеста!

В этом же доме на первом этаже жила моя первая настоящая подружка Маша Овчинникова. Круглолицая и веселая девочка. У нее был старенький дедушка, весь в медалях.

Во дворе у нас был огромный сарай. В нем жильцы двора хранили всякий хлам. На этом сарае мы играли в казаки-разбойники. Было круто спрыгнуть с его второго этажа. Все прыгали, хоть после прыжка от неприятного гудения в ногах было даже больно идти. Вот такой паркур!

 

 

 

 

 

 

А в центре двора у нас стояла железная карусель, на которой нужно было кружиться повиснув вниз головой. Как никто не покалечился тогда, я не знаю. Впрочем, и перила, с которых мы без раздумий скатывались,  сейчас для меня выглядят как прямой путь к инвалидной коляске.

Когда мы сюда переехали или скорее потому, что мне исполнилось 3 года,  мама пошла на работу и меня сдали в садик на улице Желябова.

Так началась достаточно грустная пора почти взрослой жизни. Приходилось рано вставать, быстро собираться и в темноте куда-то тащиться — весной и осенью пешком, а зимой на санках.

 

 

 

 

 

В садике у меня была подружка Оля Мироманова. Ее мама работала здесь же поваром, поэтому внеочередными сырыми морковками мы были всегда обеспечены.

Невкусная манная каша с комками, которую злые нянечки обещали засунуть нам в карманы, раскладушки для дневного сна, вечный запах пригоревшего молока.

Хотя в садике была и своя романтика. Можно было отправится во время прогулки на раскопки грибов шампиньонов за садиком или убирать снег маленькой деревянной лопатой, точь в точь такой же как у настоящего дворника, или даже пойти в самоволку в цирк. Но об этом я расскажу в разделе карьера. Самые главные воспоминания о садике — это новогодние и обычные праздничные утренники.

 

 

 

 

 

По нашему детскому дресс-коду было большим позором прийти в садик два дня подряд в одном и том же платье. Более того, платье должно было быть не абы какое, а всенепременно платье с «кружащейся юбкой». Поэтому каждое утро приходилось очень тщательно продумывать свой гардероб.

 

 

 

 

 

У меня были хорошие воспитательницы, хоть я их и плохо помню. У одной из них была юбка моей мечты — плиссированная из классической шотландки. Я просто не могла оторвать от нее глаз!

 

Как можно убедиться — прическа «бублики с бантиками» была моей любимой. Или маминой любимой? В общем, как-то так. А примерно такую же челку я ношу всю свою жизнь.

 

 

 

 

 

Как большинство детей я много и часто болела. Всякие простуды, ветрянки, вывихнутые ноги… Когда вызывали врачей домой я очень боялась, что у меня признают что-нибудь страшное и увезут в больницу. Впрочем, я и сейчас не обращаюсь к врачам из-за того же самого страха. В больницу я тоже не любила ходить, там делали уколы и жутко орали маленькие дети, от этого мне было очень страшно.

Любимых игрушек у меня было немного. Самая-самая любимая — голубой плюшевый заяц. Куклы, пупсики не вызывали у меня такой радости. Хотя у меня была даже «ходячая кукла Нина» (обладатели БебиБонов на этом месте могут посмеяться), «настоящая» посудка, и даже — совершенно настоящая маленькая мясорубка!  Конечно, самый любимый магазин мой был — Детский мир. Особенно я его любила в декабре, когда мы покупали всякие елочные игрушки и мишуру.

 

 

 

 

 

Я много раз ходила с родителями в «Нархоз» (институт «Народного хозяйства»), где они учились на инженеров-экономистов. Я даже ходила с мамой на экзамены. Мне очень нравился лифт в институте, он был таким же волшебным как какая-нибудь летающая тарелка.

Где-то в 5 лет я в первый раз  пошла самостоятельно за покупками в булочную на улицу Каландаришвили. Мама дала мне наверное целый рубль, потому что, иначе, я не знаю, как я смогла накупить не только, заказанный мне хлеб, но и булочки с изюмом и супы в пачках и много чего еще важного.

 

 

 

 

 

Раньше здесь на Каландаришвили был не мебельный магазин, а продуктовый. Но на фотографии фасад тот же самый, что и был в моем детстве. Хлеб и магазин из интернета, они здесь передают атмосферу.

Любимые мною в детстве  продукты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Ну и конечно же я ходила к маме и папе на работу на завод имени Куйбышева. Обычно это было по пятницам, когда мы ездили к бабушке в деревню. Меня брали с собой на работу, чтобы потом не теряя время на мои «заборы» из садика сразу пойти на автовокзал.

У мамы была интересная работа — там было много бумаги, большие калькуляторы с зелеными большими цифрами, деревянные счеты и красные карандаши, чтобы можно было рисовать. А также были тетеньки, угощающие конфетами, которым обязательно нужно было говорить «спасибо», даже если они давали какую-нибудь невкусную конфету.

А у папы был страшный громыхающий цех, с огромными кранами и ямами в полу, резкий терпкий запах металла и масла, огроменные катушки с канатом, сильно похожими на катушки обычных  ниток, ну и подшипники — металлические шарики разного размера, которыми я играла, пока у папы не закончится работа.

 

Еще мамина работа запомнилась 1-майскими демонстрациями, куда мы с ней ходили. Шли от завода им.Куйбышева до сквера Кирова, а там прорывались через милицейское оцепление и шли в гости к тете Тане, которая жила на ул.Чкалова.

 

Развлечения были у меня немудреными: мультики, ЦПКиО и цирк. Кстати, я даже хотела работать директором цирка, после того как поняла, что профессия дворника мне больше не интересна.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В детстве я любила раскраски, бумажные куклы, играть в песочнице и конечно же — мультики и книжки!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Каждое лето я проводила у бабушки в деревне. Деревня начиналась с автовокзала и автобуса ПАЗика в котором невыносимо пахло бензином и поэтому по дороге меня всегда укачивало.

В деревне была благодать! Парное молоко, свежие сырые яйца, куры, свиньи, солнышко и заботливая бабушка.

 

Поэтому, естественно, что деревенские сюжеты стали главной основой для моего раннего творчества: коровы, пастухи, цыплята. Ну и конечно, тут есть принцессы и советская аттрибутика!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Последнее обновление статьи: 10 Апрель, 2013

ТЕМЫ СТАТЬИ: